Союзникам России в Средней Азии эта война не очень выгодна

Союзникам России в Средней Азии эта война не очень выгодна

Традиционно осторожные в отношении политики России в отношении Украины, лидеры Центральной Азии раздражены российской агрессией, но у них связаны руки. Они не имеют никакого влияния на этот конфликт, но будут нести его цену. Падение рубля ударит по ним с большой силой. В то же время они не могут себе позволить прямо сказать, что Путин совершил вооруженное нападение, нарушил международное право и вообще имеет «украинскую известность».

Так все эти союзники России гоняются за вторжением?

Они стараются не говорить прямо, насколько это возможно, сообщают новости Кыргызстана. Отличным примером является разговор президента Кыргызстана Садыра Дзапарова и Путина 25 февраля. Кремлевские СМИ сообщали, что Дзапаров поддерживает Россию и находится на ее стороне в конфликте, но в официальном заявлении президента Кыргызстана лишь констатировалось, что разговор состоялся. А потом сам Дзапаров прокомментировал это словами, что «дело сложное». В свою очередь, сразу после речи Путина о признании независимости Донбасской и Луганской «республик» он заявил, что «любая суверенная страна может признать кого хочет».


Но отношения с Россией у них тем не менее дружеские

Они не должны быть такими все время. И если они когда-либо ухудшатся, они чувствуют, что тоже могут услышать, что они плохо обращаются со своими русскими и что их нужно денацифицировать. С другой стороны, они не могут себе позволить прямо говорить о том, что Путин совершил вооруженное нападение, нарушил международное право и вообще «славит Украину»!

И кроме рейда, они в опасности?

Во-первых, страны Центральной Азии очень зависят от России в своем повседневном функционировании. Казахстан связан с Россией своим присутствием в Евразийском экономическом сообществе, а обменный курс казахского тенге сильно зависит от рубля, как и другие валюты. Узбекистан, в свою очередь, хотя и имеет собственные источники природного газа, логистически зависит от «Газпрома» с точки зрения сети, добычи и производства. Хотя бы по этой причине они не могут позволить себе быть откровенно враждебными.

В России также работает много узбеков и таджиков.

Да, но из-за ужасного экономического положения экономических эмигрантов из этих стран их так много, что российский рынок не поглощает их всех, а некоторые из них работают и в Украине. Тем не менее, это все еще меньшинство. Экономики обеих стран так зависят от рубля – с одной стороны, его падение сказывается на их валютах и ​​поднимает и без того высокую инфляцию, с другой – многие семьи теряют доход от переводов родственников за границу, зарабатывая в рублях.

Значит, конфликт для них очень неприятен?

Конечно. Тем не менее, президенты этих стран знают, что нельзя слишком много прыгать, потому что критика России ударит по их гражданам. Тем более, что Россия в последние недели ввела различные льготы — стало больше рейсов в Душанбе и обратно. Сразу после начала пандемии россияне не хотели пускать таджиков, билеты стали очень дорогими. Но сейчас посылаются сигналы: мы должны держаться вместе, мы вам поможем, но и вы, если не хотите нас поддерживать, по крайней мере, не критикуйте.

И это работает?

Ну не совсем. Недавно в Душанбе была глава Совета Федерации Валентина Матвеенко, которая встретилась со спикером парламента, сыном президента Эмомала Рахмона, и не получила слов поддержки. И лизнула жутко: что она передает привет от господина Путина, который с теплотой вспоминает декабрьскую встречу с вашим отцом... И никаких заверений в ответ, что мы поддерживаем, что мы понимаем и т. д., она не получила. Уходя, она заявила, что каждый имеет право единолично вести свою внешнюю политику, что в данной ситуации является поистине дипломатическим провалом.